Дипломатическое оформление военных успехов

Русское продвижение к Черному морю неоднократно негативно воспринималось на мировой арене, но столь сложных проблем, которые возникли в ходе войны 1768-1774 гг., возможно, не было ни до, ни после нее. Требовалось не только силой заставить противника согласиться с отторжением части территории, но и убедить в необходимости этого третьи страны.

Еще задолго до этого «восточный вопрос» занял особое место в дипломатии. При Людовике XV Франция утратила свое влияние, Англия поддерживала русское правительство нехотя и не интересовалась Ближним Востоком. Напротив, будучи соседом Турции, Австрия была вынуждена заниматься восточными делами. Союз Австрии и России (1726 г.) был разорван Петром III в конце Семилетней войны. Екатерина II не стала его возобновлять, договорившись 31 марта 1764 г. с Фридрихом II. Поэтому Петербург не мог рассчитывать на поддержку Веной своей активной политики на Востоке, ставившей под вопрос стабильность существовавшего миропорядка.

Дипломатическое оформление военных успехов

Враждебному отношению Австрии российская дипломатия могла противопоставить лишь союз с Пруссией. Условия договора 1764 г. не требовали от Фридриха II обязательного выступления против турок на стороне России. Секретная ст. 1 этого соглашения предусматривала лишь, что в случае нападения Турции и Крыма на Россию Пруссия будет ежегодно выделять последней 400 000 руб. Военное вмешательство было обязательным лишь в случае нападения любой другой державы на европейскую часть одного из союзников. Поэтому если бы Австрия, вставшая на сторону Турции, напала на Россию, Пруссии пришлось бы вступить в войну с австрийцами.

России приходилось все это учитывать. Поэтому с первых дней войны русское правительство было озабочено тем, какую позицию займут австрийцы в этом конфликте. В начале 1769 г. их войска выдвинулись к мадьяро-польской границе. Граф Никита Панин обсудил этот вопрос со своим прусским коллегой и попросил через прусского короля разузнать о планах Австрии. Несколько дней спустя этот вопрос был поднят на Совете. Вице-канцлер князь А. Голицын предложил напрямую запросить Вену о ее намерениях. В связи с этим русскому послу в Вене, тоже Голицыну, было поручено провести конфиденциальную беседу с министром иностранных дел императрицы Марии-Терезии князем Кауницем. Однако переговоры Голицына с Кауницем ничего не дали. Кауниц лишь подтвердил нейтралитет Австрии, но ничего не сообщил о дальнейших планах австрийского правительства.

Такая позиция Кауница объяснялась не отсутствием у Австрии ясных представлений, а скорее их избытком. Панин не ведал, что в начале Русско-турецкой войны Кауниц представил императрице Марии-Терезии обширный доклад, в котором доказывал необходимость для Австрии перейти от «полного нейтралитета» к активной политике. По его мнению, теперь этот «нейтралитет» мог привести к непростительным ошибкам. Действия России в Польше и Турции угрожают не только Австрии, но и Пруссии, поэтому Австрия нуждается в сближении с Пруссией. Для этого нужно забрать у Пруссии часть Силезии, а Прусскому королевству позволить поглотить Курляндию. При этом желательно обратиться за поддержкой к туркам, имевшим хорошие отношения с пруссаками.

Дипломатическое оформление военных успехов

Австрией в то время руководили три человека: императрица Мария-Терезия, ее соправитель император Иосиф II и Кауниц. Каждый из них имел право голоса при принятии важнейших решений, но при жизни императрицы окончательный вердикт выносила она. Пройдя череду неприятностей первой половины своего царствования и приобретя политический опыт, она теперь не хотела новых проблем и поэтому отклонила предложения Кауница. Иосиф II с сожалением сообщил ему об этом. Сделав попытку выйти из состояния нейтралитета, Вена вновь на долгие месяцы вернулась к нему. Однако она с тревогой следила за ходом военных действий и победами русской армии.

Совершенно иную позицию занимал Фридрих II: всякий «нейтралитет» был противен его натуре. Когда читаешь его политическую переписку, то поражаешься кипучей энергии и активности этого человека. Ни одно европейское событие, большое или малое, не оставалось без его внимания: он реагировал на все, что затрагивало интересы Пруссии. Ежедневно из его дворца выходил целый поток предписаний прусским послам в европейских столицах. Предварительные инструкции на следующий день заменялись более подробными, производя неизгладимое впечатление на всех, кто наблюдал за работой этого могучего ума.






Загрузка ...
История России
Закрыть